Последний совет Бжезинского

Как выходец из Польши определил внешнюю политику Белого дома, зачем он заманил СССР в «афганскую ловушку» и что советовал Дональду Трампу

В субботу, 26 мая, стало известно о смерти Збигнева Бжезинского — бывшего советника по национальной безопасности в администрации президента Джимми Картера.
Для одних имя Бжезинского ассоциируется с профессиональной аналитикой высокого уровня, для других оно олицетворяет американский «ястребиный» империализм, для третьих является синонимом русофобии.
Политическое и экспертное сообщество солидарно в том, что Бжезинский был одной из ярчайших политических фигур современности.
Между тем, вокруг него сформировано большое количество мифов, заблуждений и конспирологических теорий.
Кем же был на самом деле Збигнев Бжезинский?

По своим политическим убеждениям молодой американский профессор польского происхождения тяготел к демократам, но, когда речь шла о внешней политике, он поддерживал идеи и концепции республиканцев.
Политический путь Бжезинского мог начаться еще в 1969 году, когда к власти в Белом доме пришел республиканец Ричард Никсон. Однако Збигнев уже тогда активно пропагандировал свои «ястребиные» идеи, призывая увеличить число американских военных во Вьетнаме. Подобная позиция не совпадала  с предвыборным обещанием Никсона остановить кровопролитную и непопулярную войну. В итоге в команду к республиканцу попал другой аналитик — профессор Генри Киссинджер, и в дальнейшем Бжезинский и Киссинджер будут рассматривать друг друга как идеологических конкурентов.

Надо отметить, что Бжезинскому было свойственно менять свое отношение к тем или иными международным проблемам. Научившись гибкости, он смог подобрать ключи к команде демократа Джимми Картера, который стал главным фаворитом президентской кампании 1976 года. Идеи Бжезинского о необходимости усиления американских позиций на Ближнем Востоке путем принуждения к миру главных конфликтующих сторон пришлись по нраву Уолтеру Мондейлу — кандидату в вице-президенты. На протяжении всей кампании Бжезинский формировал внешнеполитическую повестку Картера. После победы демократа  он  получил вожделенный политический  билет в Белый дом.

Поначалу ему предложили пост госсекретаря, от которого Бжезинский отказался: глава внешнеполитического ведомства всегда ограничен дипломатическими рамками. Бжезинский же хотел занять должность, которая обеспечила бы ему больше свободы для формирования внешнеполитической стратегии.
Была и другая, более прагматичная причина его нежелания быть госсекретарем. Дело в том, что кандидат на должность госсекретаря обязан пройти процедуру утверждения в Сенате. Тогдашний глава комитета по международным делам Джон Спаркман — ярый противник Вьетнамской войны — был крайне негативно настроен в отношении Бжезинского. А тот не хотел подвергаться риску быть заблокированным и старательно убеждал вице-президента дать ему пост советника по национальной безопасности (единственная должность в администрации, которая не требует одобрения Конгресса).
В итоге Мондейл уговорил Картера совершить рокировку: Сайрус Вэнс был назначен госсекретарем, а Бжезинский получил пост советника по национальной безопасности.

Збигнев Бжезинский сыграл ключевую роль в формировании доктрины нового президента. Главной внешнеполитической ареной, по замыслу Бжезинского, должен был стать Ближний Восток. Он верил, что новые успехи в этом регионе позволят избавиться от вьетнамского синдрома и в очередной раз продемонстрировать миру военно-политическое превосходство Соединенных Штатов. Вместе с госсекретарем Вэнсом Бжезинский разработал подробный план урегулирования израильско-египетского конфликта. Долгие переговоры привели к подписанию предварительных соглашений в Кэмп-Дэвиде в 1978 году и Вашингтонского договора о мире между Израилем и Египтом год спустя.
Больше всего Бжезинский гордился тем, что удалось воплотить в жизнь план, оставивший за бортом переговорного процесса Советский Союз — многолетнего союзника Египта.

Однако успех на египетском направлении обернулся провалом на иранском треке. В апреле 1979 года в шахском Иране, который считался союзником и партнером Америки, произошла революция, покончившая со светским режимом. Захват американского посольства в Тегеране нанес серьезный удар по репутации Белого дома, Бжезинского и Вэнса критиковали за полный провал американской внешней политике на Ближнем Востоке.
Ситуация усугубилась, когда в июне того же года произошла революция в Никарагуа, в результате которой к власти пришли сандинисты, ориентированные на СССР.
Иными словами, талант Бжезинского не помог администрации Картера справиться с чередой внешнеполитических кризисов.

Как бы странно это ни звучало, второй шанс советнику по национальной безопасности дала официальная Москва, принявшая решение ввести войска в Афганистан. Именно на этом направлении Збигнев Бжезинский добился значительных успехов, разработав стратегию объединения антисоветских сил. Вместе с лидерами силовых блоков он участвовал в разработке операции «Циклон», согласно которой ЦРУ должно было вооружать афганских моджахедов. Ведущие военные эксперты считают, что «Циклон» стал одной из самых эффективных секретных операций в истории США.

Сам Бжезинский сформулировал так:

«Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают. Секретная операция была отличной идеей. Ее результатом стало заманивание Советского Союза в афганскую ловушку. В день, когда Советский Союз официально пересек границу, я написал президенту Картеру, что теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою Вьетнамскую войну».

В американской экспертной среде принято считать, что именно за успехи на афганском направлении Збигнев Бжезинский получил Президентскую медаль Свободы из рук президента Рональда Рейгана.

После распада СССР Бжезинский стал одним из главных идеологов сохранения и укрепления глобальной гегемонии США. Несмотря на определенные разногласия, он разделял концепцию демократического мира, предложенную президентом Бушем-старшим. Бжезинский считал, что «демократии не воюют друг с другом», но считал маловероятным успех неоконсервативной стратегии по продвижению демократии по всем мире. Так, он последовательно выступал против внешней политики администрации Буша-младшего, считая вторжение в Ирак грубой ошибкой.

Аналогичным образом, Бжезинский критиковал внешнюю политику Обамы, считая ее слишком «мягкой» и «опасной» для национальных интересов и безопасности США.
В своих интервью он многократно отмечал, что именно из-за нерешительности Обамы Америка утратила свой авторитет на международной арене. Новому президенту Трампу Бжезинский советовал не вступать в конфронтацию с Китаем, которая может обернуться негативными последствиями.
В целом в своих последних работах он говорит о необходимости нахождения баланса сил между ведущими державами. Возможно, один из самых влиятельных внешнеполитических оракулов предвидел, что нарастающий глобальный кризис может подвести человечество к пропасти.

Арег Галстян

Оставьте первый комментарий на "Последний совет Бжезинского"

Оставить комментарий

Таможня идет навстречу бизнесу

Коллегия Федеральной таможенной службы (ФТС) вчера утвердила проект комплексной программы развития ведомства до 2020 года. Добросовестному бизнесу обещано повышение удобства...

Закрыть