Как «Русагро» готовится накормить Азию

Агрохолдинг Вадима Мошковича инвестирует 60 млрд руб. в один из крупнейших в России продовольственных проектов на Дальнем Востоке, чтобы успеть завоевать китайский рынок.
В продовольственном магазине в китайском городе Суйфэньхэ легко найти растительное масло, на этикетке которого по-русски написано «Маслава». Особой популярностью пользуются большие — по 4,6 л — упаковки с соевым маслом по цене около 50 юаней (примерно 500 руб.).
Суйфэньхэ — ближайший к границе России поселок в северной провинции Китая Хэйлунцзян.
«Маслава» встречается в магазинах по всему Северо-Восточному Китаю, например в Харбине, Чанчуне и Хуньчуне.

«Маславу» на Уссурийском масложировом комбинате «Приморская соя» в 60 км от границы с Китаем производит группа компаний «Русагро» Вадима Мошковича. Продавать масло в китайской глубинке «Русагро» начала в конце 2014 года. Сейчас в зависимости от сезона здесь продается от 500 до 1000 т масла в месяц — это 80–90% от всего соевого масла, которое производит «Русагро», рассказывает РБК гендиректор и совладелец группы Максим Басов.

Уссурийский комбинат «Русагро» купила в 2015 году. Чтобы по-настоящему закрепиться на китайском рынке, компания начинает строительство в Михайловском районе Приморья целого агрокластера, который будет выращивать кукурузу, сою и другие культуры, а также займется свиноводством.
Максимальная запланированная здесь мощность производства свинины — 300 тыс. т, больше, чем вся «Русагро» выпустила в 2015 году.

Государство заманило.

В 2015 году свинокомплексы «Русагро» произвели 198 тыс. т свинины (по данным компании; по данным Национального союза свиноводов — 187,8 тыс. т).
С таким объемом группа была вторым после агрохолдинга «Мираторг» (он выпустил 384,9 тыс. т) производителем в стране с долей 6%. Мясной дивизион в прошлом году принес «Русагро» 22% от 72,4-миллиардной выручки. Рейтинга по итогам 2015 года еще нет, но по результатам 2014 года «Русагро», которая кроме мясного занимается сахарным и масложировым бизнесом, была четвертым по выручке агрохолдингом страны.

Россияне в 2015 году съели 3,4 млн т свинины. 90% из них было произведено в России — на крупных промышленных свинокомплексах, небольших фермах и в личных подсобных хозяйствах.

Еще 10 лет назад картина была совсем другой: 50% мяса птицы, 40% говядины и 40% свинины были импортными, вспоминает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. Производство свинины в начале 2000-х резко упало: если в 1990 году объем производства составлял 3,5 млн т, то в начале 2000-х — только 1,5 млн т (по данным Росстата, больше половины этого объема давали личные подсобные хозяйства).

Чтобы стимулировать внутреннее производство, в 2003 году были введены объемные квоты на импорт свинины, говядины и мяса птицы, а в конце 2005 года запущен национальный проект развития агропромышленного комплекса.
Главной мерой поддержки стала возможность для компаний получить субсидированные кредиты на животноводческие проекты.
Позже нацпроект был преобразован в госпрограмму развития АПК, субсидирование процентных ставок по кредитам на инвестпроекты по которой продолжается до сих пор: в 2015 году финансирование госпрограммы составило 222 млрд руб., на этот год в бюджете заложено 215 млрд руб.

«Русагро» — как раз из тех инвесторов, кто пришел в мясной бизнес на старте господдержки: о первом проекте в свиноводстве группа, до тех пор главным бизнесом для которой был сахар, объявила в 2004 году.
Было принято решение построить в Белгородской области свиноводческий комплекс мощностью 60 тыс. т в год, комбикормовый завод и племенную ферму.

«Мы решили заняться свининой, потому что сейчас это перспективное направление агробизнеса», — объяснял в 2004 году основной владелец «Русагро» Вадим Мошкович.
В то время развитие свиноводства действительно было крайне перспективным, вспоминает президент Мясного совета Единого экономического пространства Таможенного союза Мушег Мамиконян: при себестоимости 1 кг свинины $1,5 ее оптовая цена могла достигать $3.
На тот момент проект «Русагро» был крупнейшим по объемам производства в стране, вспоминает Мамиконян: объем инвестиций в белгородский проект составил 6,5 млрд руб.
В 2009 году белгородский свинокомплекс вышел на проектную мощность. В 2010-м группа взялась за свиноводство еще в одном из регионов, где у нее уже был сахарный бизнес — в Тамбовской области.
Создание «Тамбовского бекона» проектной мощностью 135 тыс. т обошлось в 16 млрд руб. На проектную мощность он вышел в 2013-м. Общая сумма инвестиций «Русагро» в свиноводство за все годы составила около 30 млрд руб., подсчитывает Басов. Это, по его словам, самые большие инвестиции группы, если сравнивать с другими направлениями.

Но импортозамещение на мясном рынке практически закончено, констатирует Басов: существенно расти потребление внутри страны уже не будет.

Будущее — на Востоке.

«Мы ожидаем революцию на Дальнем Востоке, и Дальний Восток из региона, который завозит продовольствие сегодня, превратится в один из самых развитых и важных регионов в мире <…>. По эффективности я думаю, что он даст фору [и Бразилии]», — говорил Басов, выступая на Петербургском экономическом форуме 19 июня 2015 года.

Годом ранее, 31 июля 2014 года, «Русагро» подписала с администрацией Приморского края соглашение о намерениях построить в Михайловском районе Приморья агропромышленный кластер.
Регион выделил площадку в двух километрах от трассы М-60 и рядом с железной дорогой и пообещал создать всю необходимую инфраструктуру.

О проекте в Приморье обычно сдержанный Басов уже несколько лет говорит с горящими глазами.
«Через 10 лет Дальний Восток, я считаю, будет для нас главным регионом с точки зрения производства. Он будет больше, чем Тамбов, больше, чем Белгород, — это будет главный регион, [по масштабу бизнеса] Дальний Восток будет сравним с результатом группы сейчас», — уверен менеджер.

На то, чтобы убедить акционеров и совет директоров, у Басова ушло полгода. Главным его аргументом за был огромный спрос на российскую продукцию со стороны азиатских рынков.
В итоге сомневающиеся увидели, что огромную часть российской продукции можно поставлять на китайский, японский и корейский рынки.
«Мы подумали, что, возможно, в этом есть будущее», — вспоминает Басов.
Сейчас он бывает в Приморье примерно раз в квартал и проводит там от одного до трех дней.

В августе 2015 года власти Приморья сообщили, что «Русагро» станет якорным инвестором территории опережающего развития «Михайловский» (ТОР «Михайловский»), создание которой финансируется из федерального, регионального и местного бюджетов.

Вложения в проект составят 60 млрд руб., объявила «Русагро».
На тот момент это были крупнейшие единовременно объявленные инвестиции в агросекторе, говорит аналитик Газпромбанка Дарья Снитко. И хотя с тех пор были заявлены еще несколько сравнимых по суммам вложений проектов, он остается среди крупнейших.

Инициативу «Русагро» правительство включило в список инвестпроектов с проектным финансированием, и Альфа-банк согласился выдать на его реализацию 12,65 млрд руб. по льготной ставке 11,5% годовых (с учетом господдержки эффективная ставка составит менее 4%). А в конце апреля 2016 года «Русагро» привлекла через SPO $250 млн (около половины этой суммы инвестировали Мошкович и Басов).
Проект в Приморье максимально рассчитан на 300 тыс. т свинины ежегодно.
Мощность первой очереди, ввести которую в эксплуатацию «Русагро» рассчитывает в 2019 году, составит 100 тыс. т свинины. Кроме того, запланировано строительство комбикормового завода и бойни. Возведение этой очереди должно начаться в августе и обойтись в 20–25 млрд руб.
Кроме животноводческих мощностей кластер будет включать 120 тыс. га под выращивание кукурузы и сои.
Сою группа рассчитывает поставлять в первую очередь в Китай, кукурузу — в Южную Корею, Японию и Китай.

А пока «Русагро» собирает в регионе земельный банк и покупает уже действующие производства. На конец 2015 года группа контролировала на Дальнем Востоке 26,5 тыс. га сельхозземель и выращивала на них сою и кукурузу на экспорт.
10 тыс. т из 14 тыс. т выращенной в Приморском крае кукурузы в 2015 году группа отправила в Японию.

В октябре 2015 года компания приобрела 75% акций крупнейшего на Дальнем Востоке завода по переработке сои «Приморская соя» (годовая мощность переработки — до 150 тыс. т), на котором «Русагро» производит соевое масло, майонез и мыло. Именно здесь производится полюбившаяся китайским покупателям «Маслава».

Миллиарды едоков.

«Русагро» — первый из крупных российских агрохолдингов, рискнувший инвестировать в Дальний Восток, говорит руководитель Национального союза свиноводов Юрий Ковалев.
Для свиноводов это перспективный рынок.
С одной стороны, объясняет он, крупных свинокомплексов в регионе никогда не было и, значит, нет африканской чумы свиней (при ее обнаружении на предприятии требуется полностью истреблять поголовье), а местные перерабатывающие заводы в основном работают на импортном сырье.
С другой — рядом находятся крупнейшие потребители свинины и свиных субпродуктов в мире: Китай (население — более 1,3 млрд человек), Япония (127 млн человек), Южная Корея (50,6 млн человек).

В одном только Китае в прошлом году было съедено 54,5 млн т свинины — это примерно половина всего потребления этого вида мяса в мире.
Потребление свинины в Китае в 2014 году составляло 40,9 кг на душу населения, в Южной Корее — 32,3 кг, во Вьетнаме — 35,4 кг, в Японии — 20,5 кг.
Для сравнения: в России это 23 кг на человека, свидетельствуют данные Национальной мясной ассоциации.

Начать производство свинины в Приморье «Русагро» рассчитывает в 2019 году — на экспорт планируется отправлять субпродукты, куски для промышленной переработки и потребительские полуфабрикаты. Рентабельность дальневосточного проекта будет выше, чем в первых мясных проектах, рассчитывает Басов: цена в Китае выше, чем на внутреннем рынке, а вертикально интегрированное производство группы будет находиться в непосредственной близости от рынка сбыта. К тому же и на самом Дальнем Востоке цены на мясо выше, чем в центральной части страны.
Рентабельность по EBITDA в мясном направлении группы в 2015 году составила 42%, в 2014 году показатель был еще выше — 50%.

Для российских производителей свинины китайский рынок до сих пор закрыт: у них нет и никогда не было разрешения на доступ продукции в эту страну.
Аналогичная ситуация, с доступом, на рынки Южной Кореи и Японии. Чтобы поставлять мясо в Китай, российским производителям необходимо получить аттестацию китайского национального регулятора — Главного государственного управления по контролю качества, инспекции и карантину Китая (AQSIQ).
«Русагро» попросила помочь с выходом на азиатские рынки правительство.
«Мы хотим попросить правительство усилить работу по открытию важнейших для нас азиатских рынков, и в первую очередь китайского. Понятно, что не было оснований его открывать, потому что было нечего поставлять, но сейчас основания есть», — говорил Басов, выступая на Петербургском международном экономическом форуме в 2015 году.

В марте 2016 года вопрос об открытии рынка обсуждал с премьером Госсовета Китая Ли Кэцяном российский вице-премьер Аркадий Дворкович.
Россельхознадзор, по словам представителя ведомства, надеется, что вопросы двустороннего сотрудничества стран в части взаимных поставок сельскохозяйственной продукции будут включены в программу официального визита Владимира Путина в Пекин в июне и встречи с председателем КНР Си Цзиньпином.

Первый результат усилий российского аграрного лобби уже есть.
В декабре 2015 года России удалось вернуть право на экспорт пшеницы в Китай: соглашение об этом подписали премьер-министр Дмитрий Медведев и премьер Госсовета КНР Ли Кэцян на встрече глав правительств двух стран.

Пока Китай разрешил поставки российского зерна только из сибирских и восточных регионов.
Потенциально Россия может поставлять в Китай 3–4 млн т пшеницы в год, но будущее — за соей и кукурузой, спрос на которые в Азии постоянно растет и может составлять десятки миллионов тонн».

Последние золотые годы.

Спрос на сельхозпродукцию в последнее десятилетие быстро рос во всем мире, но особенно в развивающихся странах. Население там увеличивается и богатеет, урбанизация продолжается — в итоге потребление мяса растет не только благодаря расширению числа потребителей, но и из-за изменения рациона их питания.

Китай импортирует мясных продуктов из разных стран мира на $10 млрд в год.
К 2021 году потребление мяса в Китае достигнет 107 млн т (рост за 10 лет составит 35%), прогнозирует COFCO.
Рост потребления масел составит 33 млн т (+35%), сахара — 32 млн т (+52%), молока — 85 млн т (116%).
После 2021 года потребление, скорее всего, останется стабильным.

Оставьте первый комментарий на "Как «Русагро» готовится накормить Азию"

Оставить комментарий

Пробуждение от нефтяного сна

Петр Авен, Владимир Назаров и Самвел Лазарян о том, какое будущее и какие вызовы вероятны для стран, поставивших свое благополучие...

Закрыть