Пчелы и рассада не помогут развитию приграничных территорий.

Утвержденная правительством концепция развития приграничных территорий Дальнего Востока не является гарантией для будущих изменений в Приморье. Исходя из документа, подготовленного Минвостокразвития, основой для развития этих территорий должны стать некие «местные сообщества», которые будут заниматься пчеловодством, экотуризмом и ремеслами. Однако без финансовой поддержки и эффективных инструментов сделать приграничное Приморье похожим на соседний Китай не удасться. Такую точку зрения высказали региональные эксперты в беседе с корр. РИА PrimaMedia.

В начале ноября была опубликована утвержденная правительством концепция развития приграничных территорий Дальнего Востока – 38 городских округов и муниципалитетов в Приморском и Хабаровском крае, Амурской области и ЕАО.

Основой роста предполагается назначить «местные сообщества», основывающие свою деятельность «на принципах <...> минимизации энергопотребления, ведения здорового образа жизни». Они будут заниматься пчеловодством, выращиванием саженцев, народными ремеслами, экотуризмом, охраной природы, проведение семинаров и фестивалей на темы экологии и традиционных этнических культур.

Концепция будет реализовываться в 2015-2025 годах в два этапа. На первом этапе (2015-2016 годы) планируется провести ряд организационных мероприятий, на втором этапе (2017-2025 годы) — реализовать региональные программы развития приграничных территорий. В случае успеха концепция будет применяться по всей границе.

Справка: На дальневосточных приграничных территориях расположено 907 населенных пунктов, в том числе 11 городов, 36 поселков городского типа и 860 сельских населенных пунктов. Площадь дальневосточных приграничных территорий составляет 258,1 тыс. кв. километров, или 4 процента общей площади ДФО. Численность населения составляет 1,8 млн человек, или 30 процентов численности населения в округе.

В качестве обоснования необходимости концепции приводится железный довод о разнице развития граничащих между собой территорий Китая и России. Так, отмечается в документе, интеграция дальневосточных приграничных территорий с международной экономической системой и приграничное сотрудничество недостаточно развиты. В то время как поддержка Правительством соседней Китайской Народной Республики промышленных и инфраструктурных объектов, сельского хозяйства и туризма, создание особых условий хозяйствования с преференциальными налоговыми и инвестиционными режимами позволила увеличить ВРП граничащих с российским Дальним Востоком северо-восточных провинций за последние 12 лет в 5 раз. По данным зарубежной статистики, валовой региональный продукт этих провинций, 83 процента которого формируют малые и средние предприятия, увеличился с 977,2 млрд. юаней в 2000 году до 5043 млрд. юаней в 2012 году.

На территориях провинций проживает 66 млн человек, при этом плотность населения составляет 103,1 человека на 1 кв. километр, что в 15 раз превышает этот показатель в дальневосточных территориях.

Предложенные меры, считают в министерстве, должны как-то способствовать закреплению населения в приграничных населенных пунктах, приросту количества субъектов малого и среднего предпринимательства, развитию туристско-рекреационного потенциала, созданию новых экспортно-ориентированных высокотехнологичных производств.

Однако не все эксперты уверены в успешной реализации таких планов в Приморском крае. Информацию, которая легла в основу концепции, по мнению экспертов, нужно актуализировать, кроме того, не ясны конкретные механизмы «программы». Например, по мнению директора Азиатско-Тихоокеанского института миграционных процессов Юрия Авдеева, приграничные территории в закреплении населения не нуждаются, в приграничных населенных пунктах население более или менее стабильно. Поэтому, в этой концепции должен был появиться вопрос о необходимости развития этих территорий, причем — об опережающем развитии.

— Население приграничных территорий Приморья по сравнению с тем, что происходит на китайской стороне, не развивается. А через границу мы действительно наблюдаем бурное развитие. С этой точки зрения получается, что наши населенные пункты по отношению к соседним китайским деградируют. Вот главная проблема, — считает кандидат экономических наук.

Как говорится в концепции, ежегодно на приграничных территориях ухудшаются показатели состояния жилищно-коммунальной и социальной инфраструктуры: износ сетей теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения, а также иных коммунальных объектов достигает 70 процентов; удельный вес комплексно обустроенного жилья, оборудованного одновременно водопроводом, канализацией, отоплением, горячим водоснабжением, газом или напольными электроплитами, в общей площади жилых помещений в приграничных населенных пунктах, расположенных в сельской местности, составляет 31,2 процента (средний показатель по России — 65,3 процента).
Для того, чтобы одобренная правительством концепция способствовала приросту количества субъектов малого и среднего предпринимательства, необходимо участие государства, потому что возможности бизнеса на приграничной территории достаточно ограничены, считает собеседник агентства.

— Риски бизнеса на приграничных территориях чрезвычайно велики, а значит, в страховании этих рисков должна быть отражена роль государства, прежде всего — финансовая. Но насколько ведущая роль в этой концепции отводится финансированию всех процессов государством, мне сказать сложно, — подчеркнул Авдеев.

О необходимости финансирования мероприятий концепции говорил и депутат Законодательного собрания Приморского края, председатель комитета по продовольственной политике Евгений Зотов. По его мнению, только в этом случае будет возможно развитие территории в целом, а также — фермерства, экотуризма и массового пчеловодства.

— Наша природа — Хасанский, Ханкайский, Октябрьский районы — расположена к тому, чтобы заниматься пчеловодством, выращиванием саженцев, овощей и так далее. В любом случае нужно дать толчок, если мы говорим о массовом занятии людей, а не так, чтобы в итоге был один пчеловод на район. Нужно, чтобы люди заинтересовались, нужно им компенсировать хотя бы часть расходов на start-up, — считает парламентарий. — Это способствовало бы развитию малого и среднего предпринимательства. С точки зрения развитий эко-туризма или фермерского туризма, это тоже было бы популярно. В любом случае нужен толчок. Нужны деньги и финансирование.

На Дальнем Востоке уже существуют самые разные формы господдержки: свободный порт, ОЭЗ, ТОР, фонды, агентства, напоминает в материале газеты «Ведомости» завкафедрой госрегулирования экономики Института общественных наук РАНХиГС Владимир Климанов.

Нельзя поддержать Дальний Восток концепциями, нужна стратегия здравого смысла и конкретные меры, говорит Наталья Зубаревич из Независимого института социальной политики.

— Очевидно, что первым шагом на этих территория должно быть создание современных пунктов пропусков, подобных тому, которые есть на противоположной стороне, они должны быть во всяком случае не хуже, а, может, даже лучше. Совершенно очевидно, что мы должны создавать или выбрать те пункты пропуска, которые могли бы принять на себя функцию торгово-логистических центров, — полагает Юрий Авдеев.

Представители туриндустрии Приморья пока не имеют четкого понимания, как концепция развития приграничных территорий поможет развивать экотуризм, по их мнению нужно начинать с развития инфраструктуры.

— Нужны программы, которые заинтересуют людей заняться экотуризмом, а не просто предлагать землю. Нужно, чтобы было не только намерение, а еще и эффективные инструменты, — сообщили в компании «Владивостокское бюро путешествий».

Оставьте первый комментарий на "Пчелы и рассада не помогут развитию приграничных территорий."

Оставить комментарий

Минвостокразвития определило объем совместного с Китаем агропромышленного фонда.

Объем средств создаваемого Российско-Китайского фонда агропромышленного развития на начальном этапе составит $3 млрд, сообщила пресс-служба Минвостокразвития РФ по итогам переговоров...

Закрыть