«Сближение русского медведя и анатолийского тигра»

Крупнейшие мировые СМИ продолжают обсуждать встречу президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, которая прошла вчера в Санкт-Петербурге.

The New York Times (Нью-Йорк, США)

На фоне растущего напряжения между Западом и Турцией президенты Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган пообещали во вторник восстановить отношения между их странами после девяти месяцев взаимной неприязни. Пусть их беседа и не зашла дальше обещаний дружбы и сотрудничества, но уже этого было достаточно для того, чтобы вызвать опасения в западных странах.
Путин никогда не скрывал своих намерений ослабить НАТО и разрушить единство Европейского союза, и оттого возможность построить новые, более тесные отношения с Эрдоганом становится особенно приятной… Любые будущие соглашения между двумя странами могут иметь серьезные последствия как для Ближнего Востока, так и для Европы. Господин Эрдоган пытается воспользоваться восстановлением отношений с Москвой для того, чтобы выбить лучшие условия сделки с Европой по урегулированию миграционного кризиса… Более тесные связи с Россией к тому же приведут к возникновению разногласий внутри НАТО, чем господин Путин, несомненно, с удовольствием воспользуется. Россия попытается вовлечь Турцию в свои собственные экономические и военные альянсы, которые она пытается развивать в Азии, пусть подобное развитие событий и не представляется возможным в обозримом будущем.

The Wall Street Journal (Нью-Йорк, США)

Эта встреча, ставшая первым зарубежным визитом господина Эрдогана после попытки государственного переворота в стране, демонстрирует, что турецкий президент рассчитывает на Москву, традиционно являющуюся противовесом западного влияния на Ближнем Востоке. Но западные лидеры говорят, что Турция — их ключевой союзник в борьбе с ИГИЛ и второй по величине армии член НАТО — останется надежным партнером для Запада.
В Вашингтоне преуменьшают значение встречи Путина и Эрдогана, заявляя, что никакой угрозы для интересов США она не несет. И Россия, и Турция поддерживают борьбу с «Исламским государством», и обе входят в состав международной группы, пытающейся положить конец военным действиям в Сирии, заявила представительница Госдепартамента США. Однако те, кто внимательно следит за политикой Кремля, говорят, что попытки Эрдогана помириться с Москвой могут внести ненадолго некую нестабильность в рядах НАТО. В Европе же сближение Путина и Эрдогана расценивают как попытку турецкого лидера продемонстрировать, что Россия может быть альтернативой ЕС, который негативно высказывался о действиях Эрдогана для урегулирования последствий попытки государственного переворота в стране.

Financial Times (Лондон, Великобритания)

То, что турецкий лидер избрал Россию в качестве своего первого визита после неудавшегося переворота, придало этой встрече более широкое геополитическое значение — некоторые на Западе опасаются, что член НАТО может быть вовлечен в орбиту Кремля, несмотря на сирийский конфликт, где они поддерживают разные стороны.

Господин Эрдоган пришел в ярость, когда увидел недостаточную поддержку своих западных союзников после попытки путча и критику после ответных репрессий. И, напротив, он был очень рад, когда увидел, что Кремль оказал ему безоговорочную поддержку.

The Guardian (Лондон, Великобритания)
Эрдоган и Путин, которые оба являются волевыми лидерами и изображают свое правление как эру национального возрождения, раньше находились в очень хороших личных отношениях. И хотя вряд ли все вернется в прежнее русло, они оба показали желание оставить инцидент с самолетом позади.

Сближение между Эрдоганом и Путиным подействовало на нервы Брюсселя. Недавно члены Европарламента предупредили о путинизации Турции на фоне озабоченности по поводу массовых репрессий против сторонников неудавшегося заговора в государственном аппарате и судебной власти.

The Independent (Лондон, Великобритания)

Итак, Султан едет повидать Царя в королевских местах Санкт-Петербурга. А Халиф Дамаска будет наблюдать за всем этим из Сирии, будучи убежден, что политика баасистской партии еще раз показала свое значение. Политика? Подождите. Еще раз подождите. И еще раз подождите.

Вся степень влияния Турции на Сирию — роль, сравнимая с ролью Пакистана, как перевалочной базы для денег из арабских стран Персидского залива и оружия для гражданской войны, контрабандистских маршрутов для ИГИЛ, «Аль-Каиды» (или «Джебхат ан-Нусра», или «Фатх аш-Шам», или что там еще) — кажется непомерной угрозой для Дамаска. И все это на фоне таинственной попытки заговора, нейтрализации армии и поездки Султана Эрдогана в Санкт-Петербург для движения его страны подальше от НАТО и поближе к России-матушке.

Добавьте к этому ситуацию под Алеппо, где повстанцы окружили правительственные войска, стремясь вернуть себе контроль над путями снабжения из Турции.

И когда российские войска стоят в 40 км от турецкой границы, а пилоты ежедневно наносят удары по тем самым повстанцам у Алеппо, Царь Путин вовсе не намерен терпеть, чтобы через турецкую границу повстанцам контрабандой шли ракетные комплексы, позволяющие сбивать его же вертолеты.

И если НАТО и ЕС считают, что они могут положиться на своего верного союзника Султана Эрдогана для борьбы с режимом Асада или сдерживанием потока беженцев в Европу — и при этом позволять американским военным самолетам летать из базы Инджирлик и других бывших армянских территорий в Анатолии — они могут подумать еще раз.

А ведь надо всего лишь почитать то, как в российских СМИ подаются подхалимские заявления Султана, сделанные накануне его Османского визита, чтобы понять, как «больной человек Европы» пытается подышать свежим воздухом степей.

Newsweek (Нью-Йорк, США)

Спасли ли шпионы Владимира Путина жизнь турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану в ходе недавнего путча? Такая теория впервые появилась на свет после того, как официальное иранское агентство «Фарс» заявило, что российские спецслужбы предупредили своих турецких коллег, получив «в высшей степени секретные и закодированные армейские сообщения и радиопереговоры, показывающие, что турецкая армия готовится совершить переворот»… Истинная важность этой истории состоит в намеке на то, что Россия и Турция наскоро чинят свой стратегический альянс.

У Путина и Эрдогана много общего. Оба они стали пионерами популистского авторитаризма. И оба разделяют глубокое недоверие к Соединенным Штатам… Стиль управления двух лидеров тоже становится все ближе.

Сближение двух (лидеров.— “Ъ”) наверняка понравится многим и в России и в Турции… Даже если Эрдоган не обязан своей жизнью — буквально или политически — информации российских спецслужб, путч углубил его недоверие к Западу, усилил его авторитарные инстинкты и толкнул его ближе к человеку, который все в большей степени начинает быть его политическим альтер эго,— Путину.

«Этемад» (Тегеран, Иран)

«Ожидается, что с визитом Эрдогана в Россию и его встречей с Путиным будет создан альянс между Турцией и Россией. Это может иметь последствия в сфере региональных отношений… Этот вопрос важен и для Ирана, поскольку может постепенно привести к геополитической конвергенции Тегерана, Анкары и Москвы и к целому спектру сотрудничества между Кавказом и Ближним Востоком. Главный же потенциал сближения России и Анкары будет виден в Сирии».

Dnevnik (Любляна, Словения)

Сближение русского медведя и анатолийского тигра, которые становятся все менее популярными на Западе и непредсказуемыми на международной арене, перетасовало геополитическую колоду на периферии Европы и на Большом Ближнем Востоке.

Эрдоган и Владимир Путин разделяют странные представления о демократии, верховенстве закона, мерах, необходимых для защиты национальных интересов, и прагматизме в международных отношениях. Крепким рукопожатием они дают понять Западу о существовании альтернатив в нарождающемся многополярном мире. На волне демонстрации мускулов с Западом турецкий президент сделал искусный ход на шахматной доске геополитических интересов. Обратившись к Москве, он пока тем не менее не отстранился от США и ЕС. Это было бы не в интересах Турции. Эрдоган и Путин не стали набрасываться на ЕС или США на своем саммите. В этом не было необходимости, поскольку символизм их сближения говорил сам за себя… В пору заката прав человека Западу придется снова столкнуться с вечной дилеммой — когда диалог с непредсказуемыми партнерами может еще считаться приемлемым и когда прагматизм превращается в политическую вульгарность.

 

 

 

 

 

Оставьте первый комментарий на "«Сближение русского медведя и анатолийского тигра»"

Оставить комментарий

Жилье для сотрудников верфи «Звезда»

АО «Корпорация развития жилищного строительства» (100% принадлежит Приморскому краю) построит три дома стоимостью 1,53 млрд рублей для обеспечения временным жильем...

Закрыть